Виталик
 

Шура встал довольно поздно. Его разбудил звонок телефона. Звонил Петька.
-Пошли загарать!
-Куда?
-Да, в Приморский Парк...

В городе стояла нестерпимая жара, а с ней такие же невыносимые влажность и духота. Надо было срочно сорваться и уехать к воде в спасительную тень деревьев, в Приморский Парк.

-Договорились! Где встретимся?
-На остановке троллейбуса у Елисеевского.

-Только не опаздывай, а то при такой жаре не очень-то на остановке торчать хочется!

Вот назначенная остановка. Десять минут...двадцать...пол-часа!!! Его, мерзавца, так и нет. Не ехать же обратно домой? Всё! В Парк!

В парке были толпы отдыхающих. Жара стояла и там. Но близость воды освежала. Шуре хотелось тотчас же погрузиться надолго в воду и сидеть в ней, что он сразу и сделал. Его всегда ищущий взгляд остановился на двух пацанах лет шестнадцати-семнадцати. Один был просто огурчик. От его привлекательной, в меру накачанной фигурки нельзя было оторваться. К тому же, он имел очень миловидное лицо, с некрупными чертами; а слегка вздёрнутый носик придавал ему весёлое и задиристое выражение. Небольшие, чисто серые глаза излучали теплоту и любопытство.vitalik2a.jpg (20621 bytes)

У Шуры всё заныло изнутри. Ему очень хотелось познакомиться с парнишкой, хотя, если честно, малолеток он не “предпочитал”. Основанием этой “нелюбови” была пресловутая статья УК, которая напрочь отбивала аппетит от таких “деликатесов”. Но это было такое притягательное создание, что на него хотелось смотреть и смотреть, не отрываясь.

Улучив момент, когда второй парнишка куда-то пошёл , может за мороженным, Шурик решил:"Или сейчас или вообще никогда!" Превознемогая несвойственную ему в таких ситуациях неловкость, он всё же двинулся к парнишке. Надо заметить, что Шурику всегда было трудно подойти и познакомиться с человеком, который был ему симпатичен. Темы не было, но она моментально созрела в голове. С чего начинать, чтобы расположить к себе? Хвалить!

-Привет! Ты, случайно, не спортсмен? У тебя такая хорошая фигура!- прозвучало как-то прямолинейно и глуповато...

Лицо парнишки покрылось краской; и Шурик понял, что попал в “яблочко”! Слово за словом; завязался обыкновенный разговор.

-Я занимаюсь гимнастикой... А вы чем занимаетесь?
-Я работаю преподавателем...

Шурик щедро раздаривал комплименты, а Виталик, так звали паренька, “клевал” на них охотно, как глупенький пескарь на незатейливую приманку, периодически, по-девичьи, заливаясь краской.

-У тебя, наверное, девиц, хоть пруд пруди?

-Да, нет. Мне некогда. Я же учусь и гимнастикой занимаюсь.

Короче, договорились встретиться. Шурик дал ему свой номер телефона.

Позвонил Виталик только через три дня. Шура уже на нём крест поставил; подумал, если на следующий день не позвонил - можно забыть!

В этот же вечер встретились у Шурика на квартире. Попили чая с вафельным тортом. Поставили тихонько музыку и стали рассказывать друг другу о своей жизни и т.д. Планов Шурик никаких на Виталия не строил. Он думал, что познакомился с хорошим парнем и решил не торопить событий. Чем дольше и ближе они познакомятся, тем менее “болезненно” может воспринять Виталик, узнав о Шуриных видах на него. Жил Виталик с матерью, кроме него в семье была ещё сестра. Шурик подумал, что у него нет отца, и спросил :

-А где твой отец?

-Как где? Дома!

-А ты о нём мне ничего не сказал. Поэтому я подумал, что, может, отца у тебя просто нет.

-Да, он у нас незаметный. Мама в доме хозяйка.

Это по Шуриному опыту могло быть многообещающим прогнозом. Когда в доме хозяйка-мать, то есть изрядная вероятность, что мальчик, воспитываясь под женским началом, перенимает невольно черты своего “воспитателя”. Значит изрядная доля бисексуальности наверное уже заложена. Но теория не всегда совпадает с практикой.

Так они периодически встречались, и Шурик вёл себя очень сдержанно, хотя ему нередко хотелось “потискаться” с этим мальчёнкой, уж, больно он выглядел сексопильно, и поэтому дальнейшие встречи были для него невыносимо мучительны. Но, преодолевая свою возбудимость от близости такого создания, он воспитывал в себе сдержанность и думал, что "это" всё равно никуда не уйдёт.

Однажды Виталик зашёл к Шурику уставший после тренировки. Хорошо поев, он откинулся на диван, и, когда Шура пришёл из кухни, Виталик уже спал. Шуркино сознание пронзила запретная мысль: ” А что если ...?” Он её попытался отогнать... Но, ребята, все же мы живые люди... и он, дрожа от выделившегося адреналина, уже потянулся рукой к заветному месту - к ширинке Виталькиных брюк. Дыхание перехватило... “Только бы не почувствовал и не проснулся...” - подумал Шурик. Он виртуозно со сноровкой опытного врача, “пропальпировал” желанное содержимое. Простор "семейных" сатиновых трусиков давал безграничные возможности для манипуляций. Пальцы проскользнули по тельцу члена и приостановились на его головке. Здесь, стоило сделать несколько упругих нажатий, и всё активно поползло вширь и в длину. Оттянул трусы...   Шурику предстал не очень большой, но по-мальчишески свежий член... с обрезанной крайней плотью(?!)  Виталик зашевелился... Шурик резко откинулся от него, оставив неопровержимую улику - расстёгнутый гульфик. Виталик открыл глаза:

-Ой, извини, я кажется уснул...

- Ничего страшного - ответил Шурик, а сам подумал, - “Только бы он ширинку не заметил!”

-Виталик, а ты кто по национальности?

-Я - русский, а что, это важно?

-Нет, я просто так спросил.

Шуре очень хотелось узнать, почему его приятель “обрезной”? Но не спросишь же ни с того - ни с сего. Ещё поймёт неправильно.

В этот вечер Виталик долго не собирался уходить. Зазвонил телефон. На проводе был друг Шурика из Берлина - Мишка. Он ещё ничего не знал о Виталике, что дало Шурику шанс похвастаться, “ не отходя от кассы”:

- “ А я не один, а с Виталиком!”- интригующе, не без чувства гордости, сообщил он в трубку.

Мишка предложил вдруг: "Тогда садитесь в поезд и приезжайте в гости".

"А, ведь, это идея!"- подумал Шурик и сразу же сказал об этом Мишкином предложении Виталику:

-Поехали в Берлин!

-А как?

-Получим визу и поедем, я тебе хочу сделать подарок - поездку в Германию.

По лицу Виталька было видно, что он вне себя от радости, ведь за границей он ещё не был, и, вдруг, -такое предложение.

Разговор с матерью был короткий. Она без колебаний и с удовольствием дала расписку, что доверяет Шурику, сопровождать своего сына в Берлин. (Виталику только исполнилось 17 лет)

Через месяц они получили долгожданную визу, а через пару дней поезд вёз их через просторы России в Польшу, а там в Германию.

Последнюю ночь в поезде спали мало, под утро переехали границу Польши с Германией. Целый день ходили по городу. К вечеру оба изрядно устали. Дома Миша приготовил отличный стол с пивом и вином. Выпили немного, и усталость дала себя знать. Виталик на ходу засыпал. Миша постелил постель на двоих. Они легли. Не прошло и десяти минут, как Виталик уже “храпел”.
“Выпитое за столом подействовало на него как снотворное, а на меня как подавляющее сдержанность." - лёжа анализировал Шурик - "Многомесячный марафон в погоне за тобой почти закончен, и надо ставить точку! Или сейчас или никогда!” К тому же, будучи за границей, как-то чувствуешь себя более раскованным и... не думаешь о возможных неприятных последствиях. Его сердце от волнения готово было выскочить из груди. Сглатывая обильно выделяющуюся от перевозбуждения слюну, Шурик как можно осторожнее и тише перевернулся на бок, лицом к Виталию. Тот лежал на спине. Пальцы, вслепую ощупывая пространство под одеялом на уровне Виталькиной талии и приближались к этому, всегда притягательному на теле, будь то парень или мужчина, месту, которое всегда хочется познать и прочувствовать до конца. Особенно это волнительно, когда всё происходит в первый раз, а парень об этом совершенно не подозревает. Этот "процесс познания” придаёт всему акту такую остроту, которая никогда даже и не снилась тому, кто этого ни разу не пробовал.

“Вот ткань трусиков... а вот... и то..., что мне хочется...!” Член Витальки был уже напряжен и бился маленьким сердцем около Шуркиных кончиков пальцев. Дыхание парня было ровным, и Шура обхватил его член всей ладонью...Всё внутри защемило от сладостной истомы и желания...

Вдруг Виталик повернулся резко к нему лицом. Шурка от неожиданности замер. А Виталик... обвил его руками и произнёс одну, запомнившуюся на всю оставшуюся жизнь, фразу....

-Ну, сколько можно было этого ждать?!...

И крепко обняв очумевшего от такого поворота дела Шурика, нежно и неумело поцеловал его в губы.

Что началось после этого! Оба были сексуально голодны; Виталик, расслабившись, хотел испробовать сразу всё. Хотя “кое-что” для него было не так гладко и не безболезненно...

Оказывается, он этого давно ждал и хотел, ещё будучи в Питере. Нерешительность Шурика ставила его в тупик, и он уже начинал сомневаться: " А можно ли с ним "это" вообще?" Виталик каждый раз уходил от него перевозбужденный, и только дома, как мог, удовлетворял себя онанизмом, представляя мысленно варианты их возможной близости.

Обо всём этом он рассказал Шурику и Мише на следующий день.

Когда Шурик полез к нему на “разведку” в Питере в первый раз; он понял это по расстегнутой на брюках молнии. А член у него “резанный” вот почему. Однажды он переодевался на тренировку. А тренер посмотрел на него и спросил:

-Ты член моешь часто?

-Когда хожу в баню...

-А под крайней плотью тоже?

-А как это?

Тогда тренер взял его член рукой и попробовал обнажить головку. (Тоже, видимо, не промах парень был!)

-У тебя , парень, фимоз, и это может для тебя однажды плохо кончиться. Я дам тебе телефон одного доктора, сходи к нему обязательно.

-Вот и получилось, что мне отрезали крайнюю плоть.-объяснил Виталик.

Потом он добавил, что эта история с тренером его так возбуждала, что он по нескольку раз в день кончал, вспоминая в подробностях этот эпизод.

Через неделю они вернулись в Питер. А Шурик стал готовиться к переезду в Германию.