dima_schild_6.jpg (22232 bytes)                                                       

 

.... из писем....

 ...Ты попал в самую точку. В мою любимую точку. Этот малыш, который тебя заинтересовал, Дима. Его жизнь такая же цветная, как и у Коли. В стройбате он оказался после судимости за кражу. А сколько у него было приводов в милицию, это во мраке... Он родом из какого-то приволжского Мухосранска. В семье так пили, что про него забыли. Да вот мать-природа его не обделила: у пацана Двадцатник! Толстый и тугой. Но когда он попал в армию, уже всё зная по нашей части, у него был небольшой фимоз. Моя подруга-медичка правильно решила, что такое добро должно быть целиком видно, во всей красе. И повела его к знакомому хирургу. Тот после осмотра сказал, что проблем с удалением крайней плоти не будет, но член "достаточно большой" (это его подлинные слова, как передала мне подруга), и поэтому заживление будет длиться подольше. Операция прошла успешно. Подруга не слезала с этого не устающего в бою хуя, пока он не растворился неведомо куда через некоторое время после дембеля. Наверное, другую тетю московскую сыскал, побогаче. Но уже из дому звонил моей подружнице (уважительный!), приезжал пару раз в Москву, а потом как сквозь землю провалился. Видно, мотает очередной срок.
  Но это еще не все!! Хуй ему резали после дембеля. А пока он служил, к нему подбил клинья его начальник - капитан, наша девка, да к тому же чеченка. Она его мурыжыла по ночам долгими беседами - до одурения, а потом, падла, под утро облизывала его всего. А Димочке с утряка на стройку. Он так мучился недосыпом, но ничего не попишешь. Любовь зла... Однако же чеченка его и спасла. В какой-то гоп-компании он, дурашка, попался на групповухе с девкой-натуралкой. Та подала на суд, и Диме грозила тюряга, а там известно какое отношение к насильникам. Чеченка дала денег из собственного кармана, чтобы девка на суде про Диму забыла. Что стало с другими горе-ёбарями, не знаю, но Дима тогда открутился.
   Я с ним был дважды в свои приезды в Москву. И скажу тебе откровенно, хоть и стыдно в этом признаться, что когда я его в первый раз сосал на КПП в Мытищах (а у них там была, как на грех, удобная комнатенка для теток, так что и солдаты на посту, и работа кипит за закрытыми дверями, только дежурному офицеру надо дать его законную пайку), то кончил себе прямо в брюки. И ходил потом мокряком. Он, подлец, взял тетку не столько ялдаком, пусть на ту пору и плохо залупленным, но настоящим бревном, сколько тем, что один из всех солдат явился в майке и без трусов под солдатскими штанами. Когда он скинул штаны, то стоял передо мной голый и - прекрасный. А в жизни он еще во сто крат лучше, чем на фотке. Да кроме того, жуткая обаяшка, разговорчивый. Хоть и окончил всего 5 классов - дальше была школа жизни, - но болтает божественно. Это ему принадлежит крылатая фраза: "Если к моему языку приделать кисточку, я б такие картины рисовал, что все художники передрались бы".
   К сожалению, он так и не дался фотнуться голым, боялся, видать, что в тюрьме это может как-нибудь потом всплыть, а тогда - каюк. Ну а с тюрьмой он не собирался завязывать надолго и относился к ней по-философски. Говорил мне, что проживет, может, тридцать, может, чуть больше, но до старости не доживет, знает точно. И потому хочет прожить пиздато - это его словцо. Я это словцо готов приложить к его фотке:
"П-и-з-д-а-т-о!"
   Подруга московская до сих пор горюет без него. Чеченку выгнали со службы, она Димку искала в Мухосранске, письма писала. Пока Димуля окончательно не исчез с горизонта, он говорил об этом моей товарке и однажды, в последний приезд в Москву, разоткровенничался настолько, что рассказал, как проходили его вечерне-ночные беседы с капитаншей. Часть расформировали. На месте стройбата теперь какая-то рогатая контора.    
   Как там говорили римляне? Sic fata terebant - такова была судьба. Но ведь была! И этот хуй таял у меня во рту, скажу я глядя на эту фотографию на смертном одре.

Твоя болтливая подруга.