ist_aslan_t.jpg (4918 bytes) ist_aslan_schild.jpg (6575 bytes)

 

    В первый раз всё происходит до дерзости быстро, особенно для институтских первокурсников. В том смысле, что моя преданная и долгая жажда мужского тела усладилась неожиданно и просто.

   В одной группе со мной учился девятнадцатилетний красавец-осетин. Я тайком и подолгу засматривался его гордым профилем с прямым носом и задиристой полоской усиков. Кареглазый, высокий, стройный и неподступный   по имени Аслан.
  Как-то в бассейне я занял раздевалку рядом с ним. Наблюдая за тем, как он стыдливо отворачивается от всех и, переодевая плавки, старательно и неуклюже прикрывает пятерней свои поджарые яйца, я легко вычислил его слабость: он стесняется парней! – значит, он то ли инстинктивно, то ли осознанно рассматривает их секспригодность.
  Напрямую Аслан не обнаруживал однополых интересов и неизменно держался особняком от студенческой толпы. В общежитии он жил один в комнате. Неожиданно мне подвернулся абсолютно невинный и естественный случай для сближения с осетином.
  В те времена ещё не было компакт-дисков, зато фирменные виниловые пластинки оценивались на вес золота. Их регулярно клянчили для перезаписи у иностранных студентов.
  Как-то, после одной из лекций, Аслан гордо красовался перед институтом блестящим разрисованным винилом, - тут-то я к нему и подвалил: «Дай переписать». Смешно, но даже сейчас я помню названия тех четырех пластинок. Аслан принялся нудно разъяснять, что диски у него лишь на вечер, и отдавать их никуда нельзя.
  «Ну, давай, я у тебя перепишу», - в тот момент я даже сам удивился собственной наглости…

   Через полчаса, под кошачий вой «Смоков», мы уже распивали в его комнате литровую бутылку вермута. Стремясь возбудить в нём мужика, я завел откровенный разговор о девочках из нашей группы. Он моментально перехватил инициативу, цинично расписав мне свои случки с красивой татаркой. Я дотошно переспрашивал уist_aslan_pic3.jpg (12840 bytes) него смачные подробности.
  «Ух, ты!», - восхищался я то и дело, умышленно разжигая его азарт. При этом я короткими движениями поглаживал через джинсы свой член, акцентируя эрекцию. Эта провокация его не смутила. Тогда я расстегнул себе зипер и запустил туда большой палец правой руки.
  «А ты из них кого-нибудь продёрнул?» – ухмыльнулся он и кивнул в сторону моей руки. Я не спеша извлек член из джинсов. Он молча, но уверенно уложил его на свою ладонь.
  Я потянулся к его ширинке: «Покажешь?».

  Аслан расстегнул брюки. Закрытая головка уже рвалась наружу из-под узких трусов. Пока я медленно высвобождал парня из брюк, в моих руках уже пульсировал егоist_aslan_pic1.jpg (10652 bytes) вставший смуглый и жилистый ствол. Едва касаясь, я перехватывал яйца, бедра и промежность. Доверительно расставив стройные шелково-волосатые ноги, он стоял на коленях на диване, сопел мне в лицо и ласкал руками мой до боли натянувшийся эрекцией член. Неловко снимая с него рубаху, я терся щекой о его нежную щетину, пробираясь языком к уху и жадно вдыхая его мужицкий аромат. Долгим поцелуем он прижался к моим губам и просунул свой язык мне в рот. Слюна смешивалась с терпким ароматом вермута… Руки гуляли по его бархатной спине.
  Целуя его в грудь, я останавливался на маленьких упругих сосках, затем на пупке и, смакуя удовольствие, медленно опускался ниже. Короткими прикосновениями языка я дразнил его головку и зарывался носом в ароматный пах. Он сам с нетерпением вставил свой кол мне глубоко в глотку.
  Парень хрипел и стонал, пока, держа руками мою голову, быстро трахал меня в рот, то проникая до кадыка, то гоняя головку между плотно сжатыми губами. Заглотив добычу, язык резво гулял по жилистому рельефу. Когда он глубоко задышал, я вырвался, такой кайф нужно было продлить как можно дольше…
  «Диск кончился», - схитрил я.
  «Чтобы нас не услышали, да?» – неуклюже сострил он, но встал и сменил пластинку, беззастенчиво продемонстрировав мне своё красивое и гибкое голое тело.

Подойдя к нему сзади, я опустился на колени, сгреб в охапку его живот и бедра, а носом уткнулся в мягкий пух его круглой и упругой задницы. Похотливо промычав, он выгнулся, массируя руками мои плечи и прижимая мою голову к своему выпяченному заду.
  Горячим языком я обрабатывал его породистые ягодицы и пульсирующую от влажного массажа дырку. Парень медленно опускался на колени, переводя тяжестьist_aslan_pic2.jpg (10516 bytes) тела на локти, всё шире разводя колени и раздвигая ягодицы. Его упругий зад ритмично заглатывал мой онемевший от старания язык.
  «Бабы так не умеют», - выдохнул он и, быстро перевернувшись, обхватил меня за шею вспотевшими бедрами. Я с аппетитом потянулся открытыми губами к отвисшей, как тяжелая груша, волосатой мошонке и до отказа набил себе рот крупными яйцами, сжимая и перекатывая их языком.
  «Хуй возьми», - жалобным стоном попросил он меня, лишь бы высвободить из тисков чувствительные яички.
  Сильным рывком он выскользнул из-под моих объятий, оставив меня стоять задом вверх. Легкими хлопками по внутренним сторонам бедер он молча приказывал мне раздвинуть зад. Но прежде чем туда медленно и бережно вошел полностью его жилистый ствол, я расслаблялся под щекочущими ласками его пальцев смоченных слюной. Целуя мне спину и перебирая рукой мои яйца, он осторожно подстраивался концом к моему раздроченному заду, и, мягко надавливая, вставил горячую, упругую головку своего члена.
  Я сосредоточился на томительной боли и обжигающих импульсах от толчков его мощного поршня.
  Его пальцы растягивали мне ягодицы, периодически ласкали нашу сладостную точку соединения, подрачивал мне член. Дыхание учащалось, тихие стоны поощряли ласки друг друга.
  Его тугой жилистый банан старательно массировал мою простату, поминутно приостанавливаясь и смакуя взаимное сладостное желание кончить. Я тайком поглядывал в матовое отражение полированной тумбы, что меня ещё больше заводило.
  Вцепившись в мои плечи, он со стоном рванул вперед, схватил ртом моё правое ухо и принялся с силой долбить меня в самую глубину. Казалось, он старается войти в меня всем телом...

  Музыка давно закончилась, и наш экстазный рёв, казалось, задался целью шокировать все четыре этажа нашего общежития.
  Одевались мы молча и поспешно, явно избегая встретиться взглядами. Про записанные кассеты я даже и не вспомнил, ведь они явно не были причиной моего визита.

  Весь остаток дня и даже на следующее утро задница непривычно ныла, не давая мыслям отвлечься от сладострастных воспоминаний. Член то и дело неконтролируемо поднимался, и перед сном я всё же опустошил его под душем. Мысленно прокручиваяist_aslan_pic4.jpg (12860 bytes) дневную встречу, я мечтал повторить это наслаждение.

  Прилежно явившись к началу утренней лекции, я с огромным удивлением обнаружил около аудитории Аслана; ведь лекции он посещал весьма редко. Он одиноко стоял около входа в аудиторию, и шанса пройти мимо у меня не оставалось. Мы невольно разулыбались друг другу.
  Ни на секунду не вникнув в тему лекции, я то и дело поглядывал в его сторону. Едва встретившись, наши взгляды трусливо ускользали друг от друга, чтобы через минуту встретиться вновь. Аслан что-то коротко написал и подтолкнул соседа, запиской указав на меня. Теперь он по-доброму улыбался, открыто наблюдая за моей реакцией.
  Дрожащими от волнения руками я развернул записку: «Музыку послушаем?» …

Не проронив по пути не единой фразы, мы вошли в его комнату. Едва закрыв дверь на ключ, он обхватил меня за плечи и присосался к моему рту долгим поцелуем. Я вдыхал аромат его горячего дыхания, наши твердые члены терлись друг о друга сквозь одежду.
  Спустив мои джинсы, он присел передо мной и принялся методично тереться лицом о мой член, бедра и живот. Изредка показывался его влажный язык. На головке члена он останавливался дольше.
  Держа рукой ствол моего члена, он кругами водил им по лицу, а затем с громким вздохом сжал губами головку. Член медленно погружался в него всё глубже, пока не упёрся в пульсирующую глотку. Он делал это с таким азартным аппетитом, что я так и не поверил, что такое было у него в первый раз.
   Это я воспринял как плату за доставленное ему вчера не совсем традиционное удовольствие...

Григорий Тимошенко.